Аудио и видеозаписи в суд как доказательство

Главное по теме: "Аудио и видеозаписи в суд как доказательство" от профессионалов для людей. Предлагаем ознакомиться с полной информацией по тематике. Если возникнут вопросы, то дочитайте статью до конца. Если все же вопросы остаются и после прочтения статьи, то задавайте их нашему дежурному юристу.

Аудиозапись как доказательство в суде

Бывают ситуации, когда аудиозапись живого или телефонного разговора оказывается едва ли не единственным доказательством нарушения ваших прав. Это и «терроризирование» звонками, в том числе ночными, вас и ваших родственников коллекторами с угрозами и оскорблениями личности. Это и случаи хамского поведения сотрудника ГИББД с превышением полномочий, записанные на видео-регистратор. Это и словесные договоренности о займе, нарушенные впоследствии. И различные случаи шантажа, вымогательства и мошенничества.

Федеральный закон № 114 от 26.04.2016г. гласит, что аудио- и видеозаписи являются полноценными доказательствами в судах по административным делам. Однако в гражданском суде каждый конкретный случай признания аудио- и видеоматериалов официальными доказательствами рассматривается судьями индивидуально.

Суд может отказать приобщать аудиозапись к делу, самые частые поводы для этого – нарушение порядка получения записи, отсутствие уверенности в ее подлинности, отсутствие ее заверенной расшифровки.

Чтобы этого не произошло, важно соблюсти следующие правила:

  • запись должна производиться одним из участников разговора и по его инициативе;
  • разговор не должен касаться личной жизни;
  • нельзя использовать специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации;
  • в ходатайстве о приобщении аудиозаписи к материалам дела указать, какие важные для дела моменты подтверждаются данной аудиозаписью;
  • в ходатайстве указать, при каких условиях, кем, где и когда, на какое устройство осуществлялась аудиозапись;
  • к аудиозаписи и ходатайству приложить ее заверенную расшифровку.

[1]

Последний пункт не менее важен, чем правильно оформленное ходатайство, поскольку не все судьи принимают аудиозаписи без их письменного эквивалента.

В решении этой задачи могут помочь специализированные компании, которые профессионально занимаются подготовкой для суда расшифровок аудиозаписей с контролем и заверением их соответствия оригиналу. Одной из таких компаний является агентство «Контект», которое подготовит расшифровку аудиозаписи с последующим заверением по всем стандартам.

[2]

Согласно ст. 10 ГПК и ст. 11 АПК Российской Федерации вы также можете производить аудиозапись и самого судебного заседания, и в случае несогласия с официальным протоколом агентство подготовит стенограмму заседания, чтобы Вы могли подать жалобу на протокол.

Помимо своей специализации на расшифровках для суда агентство «Контект» предоставляет услуги по оформлению в текст записей конференций, интервью, защиты диссертаций, заседаний фокус-групп, а также услуги письменного перевода.

Проблемы применения аудио- и видеозаписей в качестве судебных доказательств

Дата публикации: 16.11.2015 2015-11-16

Статья просмотрена: 2186 раз

Библиографическое описание:

Ищанов Д. Д., Бебех А. Е. Проблемы применения аудио- и видеозаписей в качестве судебных доказательств // Молодой ученый. — 2015. — №22. — С. 597-600. — URL https://moluch.ru/archive/102/23362/ (дата обращения: 28.09.2019).

Целью гражданского судопроизводства, согласно настоящему законодательству РФ является защита прав, свобод и законных интересов широкого круга лиц (граждан, организаций и т. д.), которые были нарушены или факт нарушения которых еще оспаривается. Для вынесения справедливого решения суд должен проверить все материалы, которые так или иначе касаются этого дела. Доказывание является главной формой взаимодействия субъектов процесса, а доказательства тем самым имеют ключевую роль при рассмотрении дела и при последующем вынесении судом своего решения.

В рамках гражданского процесса под доказательствами понимают полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела [1]. Доказывание является, по сути, способом опосредованного познания, когда суд говорит о том, существовали ли в действительности факты, имеющие значение для дела, на основании других фактов, получая все необходимые сведения из соответствующих источников, которые не признаны запрещенными законом. Одним из видов доказательств, предусмотренным ГПК РФ, являются аудио- и видеозаписи, которые в последнее время набирают свою популярность в связи с увеличением количества рассмотренных судами дел о защите авторских и смежных прав.

Равно как и письменные доказательства, аудио- и видеозаписи подтверждают какие-либо обстоятельства по делу с помощью сведений, которые на них находятся, например, запись того, как ответчик публично обещает заплатить крупную денежную сумму тому, кто найдет его домашнего питомца, запись высказываний, которые порочат честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, по делам о компенсации морального вреда.

Аудиозаписи являются фонодокументами, т. е. документами, содержащими в себе звуковую информацию, зафиксированную любой системой звукозаписи. Видеозаписи — под определение аудиовизуального документа. Аудиовизуальный документ — это документ, содержащий в себе и звук и изображение. ГПК РФ не дает определения аудио- и видеозаписей, но содержит в себе предписание относительно того, что лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. Важность данного требования заключается в том, что особенно в отношении такого рода материалов существует вероятность их получения незаконным путем. Для гражданского судопроизводства важно, чтобы доказательства были получены необходимым способом и в необходимой форме.

В ГПК установлен особый процессуальный порядок исследования и изучения аудио- и видеозаписей. Их воспроизведение осуществляется в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении с указанием в протоколе судебного заседания признаков воспроизводящих источников доказательств и времени воспроизведения. После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле. При необходимости воспроизведение аудио- или видеозаписи может быть повторено полностью либо в какой-либо части. В открытом судебном заседании могут рассматриваться аудио- и видеозаписи личного характера, но происходит это лишь в том случае, если лица, которых данная информация затрагивает, выразили свое согласие на рассмотрение этих материалов в открытой форме. В случае несогласия будет назначено закрытое судебное заседание.

Носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде. Только в исключительных случаях после вступления решения суда в законную силу они могут быть возвращены лицу или организации, от которых были получены. Лицу, участвующему в деле могут быть выданы копии записей, которые будут изготовлены за его счет по его ходатайству. Носители записей могут быть возвращены владельцам, по этому вопросу выносится соответствующее определение суда.

Читайте так же:  Кем являются наследники первой очереди по родственным связям

Особым вопросом является отнесение аудио- и видеозаписей к определенным видам доказательств. Анализируя нормы гражданско-правового законодательства, можно прийти к выводу что записи не относятся ни к письменным, ни к вещественным доказательствам, а имеют свои специфические признаки, исследуя которые можно говорить о данных доказательствах как о чем-то существенно новом.

Не является сомнительным утверждение, что аудио- и видеозаписи могут являться вещественными доказательствами, например аудио- и видеозаписи, содержащие контрафактные произведения, по делам о защите авторских и смежных прав. Однако целесообразным является рассмотрение их как самостоятельных доказательств, имеющих ценность в силу предоставления информации, необходимой для разрешения дела.

Общей чертой письменных, вещественных доказательствам и аудио-, видеозаписей является то, что данные виды доказательств считаются предмеными, т. е. в них информация (сведения о фактах) сохраняется, как правило, на объектах неживой природы, вещах, в неизменном состоянии. Как и письменные доказательства, аудио- и видеозаписи подтверждают определенные обстоятельства по делу с помощью зафиксированной на них информации, например речь, порочащая имя какого-либо гражданина, записанная на пленку с помощью звукозаписывающего устройства.

Основным различием между указанными выше доказательствами является то, что, к примеру, при исследовании вещественных и письменных доказательств мы вступаем в непосредственный контакт с его носителем и получаем таким образом необходимую информацию. При исследовании аудио- и видеозаписей получение информации таким способом является невозможным, так как будут необходимым применение носителя информации через какое-либо считывающее устройство, будь то проектор или диктофон.

При этом нельзя утверждать, что аудио- и видеозаписи априори занимают второстепенное место в иерархии доказательств. Подобной иерархии и вовсе не существует, так как суд сам решает, какие доказательства подлежат применению, которые из них содержат информацию о материалах дела, необходимую для вынесения справедливого решения судом.

Доказательства по связи с теми или иными обстоятельствами, которые будет необходимо установить принято делить на прямые и косвенные. Общие правила о делении доказательств на эти виды относится и к аудио- и видеозаписям. Если аудио- и видеозаписи непосредственно связаны с устанавливаемыми обстоятельствами, то они будут являться прямыми доказательствами. Так, например, при разделе имущества супругов, драгоценности и другие предметы роскоши признаются совместной собственностью супругов, если они не были получены в дар одним из них [2]. Видеозапись, на котором запечатлен момент дарения драгоценностей одним супругом другому (например, видеосъемка годовщины свадьбы, на котором эти драгоценности были подарены), будет являться прямым доказательством, исключающим их из совместной собственности супругов.

Одним из веских аргументов, которые негативно характеризуют аудио- и видеозаписи как доказательства является то, что во время процесса их получения зачастую нарушаются элементарные, законодательно установленные права и свободы человека и гражданина, деловая репутация какого-либо предприятия, преступаются нормы морали и нравственности, чуждые людям элементы вторгаются в их личную жизнь, вынося личные тайны на публичное обсуждение. Таким образом может провоцироваться, а при попустительстве и поощряться слежка, подслушивание и тайная запись, что считается недопустимым в наше время, так как защита конституционно закрепленных прав является одной из приоритетных задач Российской Федерации.

Подводя итог выше сказанному можно утверждать, что нельзя применять в качестве доказательств, аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда, если проведение таковых было связано с провокацией граждан на совершение действий, которые противоречат законодательству. Данное положение находит свое распространение и более обширное толкование в некоторых федеральных законах. К примеру, согласно ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности, рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении [3]. Данные материалы по делу исследуются и осматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

В Законе РФ «О средствах массовой информации конкретно говорится о таком получении доказательств, как скрытая запись. Она считается допустимым лишь при необходимых условиях. Одним из таких условий является соблюдение конституционно установленных прав человека и гражданина. Законодателем не зря установлено данное условие как приоритетное. Также скрытая запись признается законной и подлежат применению полученные сведения, если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц. Общественные интересы здесь являются достаточно широкой категорией. Если демонстрация записи производится по решению суда, то скрытая запись также будет являться законной [4]. Данное условие не будет вызывать никаких сомнений, так как суд является компетентным органом в деле рассмотрения доказательств, подлежащих рассмотрению в судебном заседании.

Необходимо отметить, что в действующем законодательстве нет норм, которые каким-либо образом запрещают приобщать к материалам гражданского дела фонограммы на цифровом носителе записи. Дальнейшее развитие и распространение применения аудио- и видеозаписей в качестве доказательств в гражданском судопроизводстве приводит к такой тенденции как совершение важных юридических действий (например, ход нотариального действия) при его записи.

Следуя правилу относимости, лицо, которое утверждает, что та или иная аудио- или видеозапись должна быть рассмотрена судом в качестве доказательства по делу, должен дать свое объяснение относительно содержания записи, о тех значимых фактах, которые могут быть подтверждены во время просмотра и (или) прослушивания данных материалов, о тех ключевых моментах, на которых нужно акцентировать внимание суду. Не относящееся к делу доказательство не может быть допущено к рассмотрению в суде.

Во время исследования аудио- или видеозаписи лицо, участвующее в деле, может заявить о том, что запись не является достоверной. Такое заявление довольно часто подтверждается, в практике встречаются различные виды подлога (фальсификации). В случае подложности указанных записей заинтересованное лицо вправе потребовать проведения соответствующей экспертизы для подтверждения достоверности данных в записи, о принадлежности определенных голосов установленным лицам.

Фальсификация доказательств преследуется уголовным законодательством, такое деяние считается преступным. Так, согласно ст. 303 УК РФ фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев [5]. Порядок хранения аудио- и видеозаписей аналогичен порядку хранения вещественных доказательств. Носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде. Суд принимает меры для сохранения их в неизменном состоянии.

Читайте так же:  Исковое заявление о восстановлении на работе при увольнении по приговору суда

Таким образом, аудио- и видеозаписи в качестве доказательств в гражданском процессе нашли свое место и начали свое развитие. Сейчас, в связи с тем, что появилось высококачественное оборудование, позволяющее определить достоверность той или иной записи, не осталось сомнений в том, что данный вид доказательств содействует полному рассмотрению дела в суде. Проблема может лишь заключаться лишь в способе добычи таких сведений. Законодатель как всегда ставит приоритетной задачу защиты конституционно закрепленных прав человека и гражданина, что является, без сомнения, правильным решением.

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.09.2015 N 23-ФЗ) // СЗ РФ. 2002. N 46, ст. 4532; 2015.
  2. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // СЗ РФ. 1996. N 1, ст. 16; 2015.
  3. Федеральный закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «Об оперативно-розыскной деятельности» // СЗ РФ. 1995. N 33, ст. 3349; 2015.
  4. Закон РФ от 27.12.1991 N 2124–1 (ред. от 13.07.2015) «О средствах массовой информации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.09.2015) // Российская газета. 1992. N 7, ст. 300; 2015.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015, с изм. от 16.07.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 25.07.2015) // СЗ РФ. 1996. N 25, ст. 2954; 2015

Аудио и видеозаписи как средства доказывания в гражданском судопроизводстве

Записи, содержащие сведения личного характера, могут воспроизводиться и исследоваться в открытом судебном заседании только с согласия лиц, которых они касаются; при отсутствии согласия судебное заседание в этой части должно быть закрытым.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась — это был конец пары: «Что-то тут концом пахнет». 8304 —

| 7926 — или читать все.

185.189.13.12 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Являются ли аудиозапись и видеозапись доказательствами в суде?

Аудио- и видеозапись как доказательство в гражданском процессе

В связи с различиями в подходах к тому, является ли видеозапись доказательством в суде и является ли аудиозапись доказательством, данная тема будет раскрыта применительно к отдельным видам процесса.

О доказательствах в целом читайте в наших статьях по ссылкам:

Рассмотрим статус видео- и аудиозаписи как доказательств в гражданском процессе. В общем о специфике доказывания в гражданском процессе изложено в наших материалах по ссылкам:

В соответствии с ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) доказательством являются сведения о фактах, имеющих значение для дела. При этом согласно абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ эти сведения могут быть получены из аудио- и видеозаписей.

Указанное свидетельствует о возможности представить аудиозапись как доказательство в суде или видеозапись как доказательство в суде. Для того чтобы обосновать то, что аудио- или видеозапись является доказательством в суде, стороне необходимо соблюсти требования ст. 77 ГПК РФ, а именно указать:

  • когда осуществлена запись;
  • кто произвел запись;
  • каковы были условия осуществления записи.

О ведении аудиозаписи в ходе гражданского процесса читайте в нашем материале «Во всех видах гражданского процесса аудиозапись станет обязательной».

Аудио- и видеозапись как доказательство в арбитражном процессе

Вопросам доказательств в арбитражном процессе посвящена гл. 7 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ). О специфике доказывания в арбитраже подробнее читайте в нашей статье «Доказательства в арбитражном процессе (особенности)».

Аудио- и видеозаписи прямо названы в качестве возможных доказательств по делу в ст. 64 АПК РФ. Согласно ч. 2 ст. 64 АПК РФ применение указанных доказательств допускается наряду с письменными, вещественными доказательствами, свидетельскими показаниями и пр.

ВАЖНО! Расходы на расшифровку аудиозаписи могут быть отнесены к судебным расходам (определение ВС РФ от 02.03.2018 № 305-КГ17-19663 по делу № А40-186845/2015).

Вместе с тем арбитражные суды могут относиться к аудиозаписям критично. Так, аудиозапись не может заменить представление переписки контрагентов и не отвечает в этой связи критерию допустимости, установленному ст. 68 АПК РФ (постановление 6-го ААС от 14.06.2018 № 06АП-1969/2018 по делу № А80-497/2017).

Как было отмечено, видеозаписи также могут являться доказательствами по делу. В частности, видеозаписью был подтвержден факт покупки продукции с изображением свинки Пеппы и словесным обозначением «PEPPA PIG» в споре о компенсации за нарушение исключительных прав (определение ВС РФ от 14.06.2018 № 309-ЭС18-7261 по делу № А60-51309/2017).

Аудио- и видеозапись как доказательство в административном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях

В настоящем разделе будут рассмотрены вопросы признания аудио- и видеозаписей доказательствами по таким нормативным правовым актам, как:

  • Кодекс административного судопроизводства РФ (далее — КАС РФ);
  • Кодекс РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).

В целом о доказывании в рамках административного судопроизводства подробнее читайте в нашей статье «Доказательства в административном судопроизводстве».

Аудио- и видеозаписи прямо отнесены к доказательствам в ч. 2 ст. 59 КАС РФ. Им же непосредственно посвящена ст. 76 КАС РФ. Согласно ч. 1 ст. 76 КАС РФ указанные виды доказательств представляются на электронном или ином носителе.

Допустимость данного вида доказательств определяется, в частности, соблюдением требований ч. 1 ст. 76 КАС РФ об указании, кем, когда и при каких условиях произведена запись (решение Мосгорсуда от 13.09.2016 по делу № 3а-1157/2016).

Видео (кликните для воспроизведения).
Читайте так же:  Непредвзятое и предвзятое отношение – это как как наказать начальника

КоАП РФ относит звуко- и видеозаписи к доказательствам в виде документов (ч. 2 ст. 26.7 КоАП РФ). О вопросах обжалования штрафов с камер видеонаблюдений читайте в нашей статье «Обжалование штрафов с камер наблюдения».

Вопросы, связанные с другими особенными видами доказательств, раскрыты в следующих наших статьях:

Аудио- и видеозапись как доказательство в уголовном процессе

Вопросам доказывания в уголовном процессе посвящен разд. 3 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее — УПК РФ). Подробно о видах доказательств в уголовном процессе читайте в нашем материале «Классификация доказательств в уголовном процессе».

Применительно к рассматриваемой теме принципиальными являются следующие положения УПК РФ. Понятие доказательств и их виды обозначены в ст. 74 УПК РФ, согласно ч. 1 которой доказательствами признаются сведения об имеющих значение обстоятельствах.

Несмотря на то, что в перечне, приведенном в ч. 2 ст. 74 УПК РФ, прямо аудио- и видеоматериалы не перечислены, возможность их принятия в качестве доказательств подтверждается положениями ст. 84 УПК РФ об иных документах.

Согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ документы могут фиксировать сведения как письменно, так и в иной форме, в том числе посредством аудио- и видеозаписей. Вместе с тем для того чтобы указанные сведения стали доказательствами по делу, необходимо соблюдение требований к их получению, истребованию и направлению в орган, рассматривающий дело. Такие требования содержатся в ст. 86 УПК РФ о собирании доказательств.

ВАЖНО! Отсутствие провокаций в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий — основание для признания аудиозаписи, полученной при их проведении, надлежащим доказательством по уголовному делу (апелляционное определение ВС РФ от 29.05.2018 № 203-АПУ18-8).

Итак, анализ источников гражданского, арбитражного, уголовного и административного процессуального права, равно как и актуальной судебной практики, подтверждает, что аудио- и видеозаписи являются доказательствами в суде.

Статья оказалась полезной? Подписывайтесь на наш канал RUSЮРИСТ в Яндекс.Дзен!

Аудио- видеозаписи как доказательства

Впервые в истории процессуального законодательства ГПК 2002 г. ввел в число доказательств аудио- и видеозаписи. Дискус­сия по вопросу необходимости легализации этого средства дока­зывания велась давно. Судебная практика сделала шаг навстречу возрастающей потребности в расширении средств доказывания в 1983 г. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1983 г. «О применении процессуального законодатель­ства при рассмотрении дел в суде первой инстанции» указыва­лось, что «в случае необходимости судом могут с учетом мнения лиц, участвующих в деле, исследовать представленные звуко- ви­деозаписи». Это было обусловлено объективными причинами -все более распространенным становилось использование магни­тофонов, видеокамер не только с профессиональными целями. В быту и деловых отношениях входило в обыкновение фиксиро­вать различные события с помощью технических средств.

Однако при этом оставалось неясным, к какому средству дока­зывания следует относить данные записи. В процессуальной ли­тературе неоднократно предпринимались попытки обоснования принадлежности аудио- видеозаписей то к письменным, то к ве­щественным доказательствам. Определить каким-либо образом правовой статус этого вида доказательств было необходимо, по­скольку, несмотря на разъяснения Пленума Верховного Суда СССР, формально использование звукозаписей и видеозаписей являлось незаконным, поскольку ГПК РСФСР содержал исчер­пывающий перечень средств доказывания, которые могли использоваться в процессе.

В ходе изучения возможности использования такого рода средств доказывания становилось очевидно, что аудио- видеозапи­си не имеют признаков ни одного из допустимых доказательств.

Поэтому официальное придание им доказательственного ста­туса явилось событием знаменательным.

Аудиозаписи подпадают под определение фонодокумент, т.е. документ, содержащий звуковую информацию, зафиксированную любой системой звукозаписи. Видеозаписи — под определение аудиовизуального документа. Аудиовизуальный документ — это документ, содержащий изобразительную и звуковую информацию.

В ГПК не дается определения аудио- видеозаписей, однако содержится весьма важное предписание относительно того, что лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электрон­ном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребова­нии, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществля­лись записи (ст. 77 ГПК). Принципиальный характер данного требования определяется тем, что особенно в отношении такого рода материалов существует вероятность их получения незакон­ным путем.

Кроме как уголовно-процессуальным законодательством (ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г.) нигде не устанавливаются порядок осуществления аудиозаписей и видеосъемки. Например, аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда, не могут служить доказательствами в суде по уголовным делам. В гражданском процессуальном зако­нодательстве подобной регламентации нет, а значит ли это, что не существует никаких ограничений в использовании данных средств доказывания.

Представляется, что эта проблема не столь однозначна. Вполне вероятно возникновение коллизий между процессуальным законо­дательством и многочисленными международными актами по пра­вам человека, а также Конституцией РФ, гарантирующей право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений.

В ГПК установлен процессуальный порядок исследования аудио- видеозаписей. Их воспроизведение осуществляется в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели по­мещении с указанием в протоколе судебного заседания признаков воспроизводящих источников доказательств и времени воспроиз­ведения. После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвую­щих в деле. При необходимости воспроизведение аудио- или ви­деозаписи может быть повторено полностью либо в какой-либо части. Аудио- или видеозаписи, содержащей сведения личного характера воспроизводятся и исследуются в открытом судебном заседании только с согласия лиц, к которым эти записи непосред­ственно относятся. В противном случае назначается закрытое засе­дание.

В необходимых случаях для выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений судом может быть привлечен специа­лист или назначена экспертиза (ст. 185 ГПК).

Носители аудио- и видеозаписей подлежат хранению в суде. Только в исключительных случаях после вступления решения суда в законную силу они могут быть возвращены лицу или орга­низации, от которых были получены. По ходатайству лица, уча­ствующего в деле, ему могут быть выданы изготовленные за его счет копии записей. По вопросу возврата носителей аудио- и ви­деозаписей суд выносит определение, на которое может быть по­дана частная жалоба (ст. 78 ГПК).

Суд обязан принять необходимые меры для сохранения аудио-и видеозаписей в неизменном состоянии.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.
Читайте так же:  Как проверить автомобиль на арест у судебных приставов

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Читайте так же:  Доверенность в административно-технические инспекции

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры:

«Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)».

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры»:

«Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их «контрагент» уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства».

Сергей Карпушкин, юрист практики «Разрешение споров» юридической фирмы «Борениус»:

«Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.».

Роман Беланов, руководитель проектов компании «Хренов и партнеры»:

«Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство».

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

«Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

Видео (кликните для воспроизведения).

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком».

Источники


  1. Скурихин, А.П. Испанско-русский юридический словарь: моногр. / А.П. Скурихин. — М.: Русский язык — Медиа, 2014. — 552 c.

  2. Евецкий, А.А. О юридических лицах / А.А. Евецкий. — М.: ООО PDF паблик, 2009. — 879 c.

  3. Зайцева Т. И., Медведев И. Г. Нотариальная практика. Ответы на вопросы. Выпуск 3; Инфотропик Медиа — М., 2010. — 400 c.
Аудио и видеозаписи в суд как доказательство
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here